Рязанское областное отделение
общероссийского общественного
благотворительного фонда
Российский детский фонд
 
 
02.10.2015

Крыша над головой. Как рещается проблема сиротского жилья


Насколько качественно жилье, которое получают сироты, и как оно используется молодыми хозяевами, в какой мере является для них той материальной основой, на которой можно строить самостоятельную жизнь?.. Представители Российского детского фонда, постоянно держащие эту тему на контроле, побывали в нескольких районах области (Спасском, Скопинском, Михайловском, Путятинском, Ряжском и других), чтобы получить ответы на свои вопросы на месте. О шиловской поездке мы уже рассказывали в «РВ». Теперь о недавнем посещении Ряжска.


 

***

Этот дом на улице Высотной в Ряжске нельзя не заметить: он самый нарядный из всех окружающих – желто-зеленый. Заместитель главы районной администрации по социальным вопросам Марина Николаевна Вышегородцева и специалист по делам опеки Марина Юрьевна Ларионова рассказывали, что строители, зная, для кого сооружают многоквартирный дом, старались сделать в нем все не только качественно, но и красиво. Например, чтобы обои, окраска стен в комнатах и на лестничных площадках были светлыми и тоже желтых и зеленых тонов. А в Шилове многоквартирный дом для сирот отличается от других зданий так называемыми «итальянскими окнами»… Правда, меня, многолетнюю домохозяйку, больше всего в этих домах впечатлило, что кухни там, не в пример моей, очень просторные. Но, независимо от того, что кому понравилось, я, как и те, кто непосредственно причастен к наделению сирот жильем, радовалась за этих, не очень счастливых в начале своей жизни ребят. Вот ведь как: не было ни гроша, да вдруг – алтын!


Но именно вот такое «везение», когда «свой угол» не возводится по кирпичику собственными руками (или деньгами), а разом словно падает откуда-то сверху, и породило множество проблем.


Во-первых, новоселы, заселившие дом в начале прошлого года, не имели представления о том, как справляться с квартирным хозяйством, пришлось вызывать для консультаций коммунальщиков. А во-вторых, у ребят возникла эйфория от ощущения, что теперь они свободные и богатые. Пришлось на первых порах, как рассказывали нам ряжцы, в новом доме чуть ли не опорный пункт полиции открывать. Уж и пожалели, что поселили всех сирот под одной крышей.


К нынешнему моменту все успокоилось, вошло в свои берега – то есть стало таким, каким и должно было стать. В одном из подъездов дома все чистенько и аккуратненько (здесь, как сказали, какая-то очень строгая девушка со своей семьей живет и за порядком следит), в другом подъезде стены заляпаны, в третьем – от стены оторван кусок обшивки.


Стучимся в двери, за которыми нас должны ждать. В квартирах – хорошая мебель, ковры, игрушки. И везде хозяева (вернее, хозяйки) не одни, а с гостями – своими же, детдомовскими. В том, что сироты по-прежнему жмутся друг к другу, ничего плохого нет. Только вот дело они пытают или от дела лытают?


Трудоустройство сирот – вопрос столь же злободневный, как и их взаимоотношения (порою очень сложные) с собственным жильем (эту тему я здесь широко освещать не буду, поскольку о ней много написано в шиловском материале). Поэтому председатель Рязанского отделения Российского детского фонда Л.Н. Пахольченко постоянно продвигает мысль: надо давать сиротам квартиры как бы в одной связке с возможностью устроиться на работу. Если, конечно, сам молодой человек этого захочет.


Для жителей дома, который мы посетили, Ряжск не очень привлекателен в смысле трудовой деятельности, хотя город – не какая-нибудь «глубинная глубинка», есть промышленные предприятия, где можно приложить свои руки. Увы, мала для сирот «провинциальная» зарплата, и не потому ли на наш стук во многие квартиры никто не отзывался. Инспектор по опеке иногда объясняла относительно хозяев: «Уехал жить в Рязань»; «А этот ищет счастья в столице». Но все ли рязанские сироты найдут своих столичных «журавлей», не довольствуясь скромной домашней «синицей»?


Этот вопрос теперь для них глубоко личный, но, судя по беспокойству, с которым нам говорили в Ряжске о неустроенности некоторых молодых людей, их жизнь не оставляет представителей местной власти равнодушной. И в данной ситуации так и должно быть.


Ситуация же должна меняться, и она меняется: сирот становится меньше. В Ряжском районе сейчас 20 приемных семей, и это, как нам от всей души сказали, замечательная форма устройства детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Система приемных семей скажется и на решении квартирного вопроса: в будущем, 2016, году только 9 сирот должны будут обеспечены жильем, в 2017 году – 11, в 2018 – всего 7. Когда-нибудь их число будет совсем малым или вообще сойдет на нет. Когда-нибудь…


А пока в том же Ряжском районе проблема жилья для сирот по-прежнему остается острой. Да, 2013 год был в этом отношении «тучным» – денег через региональные органы из Федерального фонда было получено на 43 квартиры, как новые, так и «подержанные», которые надо было хорошенько отремонтировать. На часть этих средств и возвели желто-зеленое здание. Но далее (в 2014 – 15 годах) средств выделялось значительно меньше, и образовалась сиротская очередь из 27 человек. Прибавьте к этому 9 молодых людей, которые должны будут выпуститься в следующем, 2016 году, и других, которые последуют. Очередь, увы, все еще имеет тенденцию к удлинению. А где ребятам жить? Так же, как и в материале из Шилова, встает проблема маневренного жилья для сирот, которого пока ни в одном из районов нет.


В Ряжске нас уверили, что никто из ребят под открытым небом не пребывает, все эти дети в основном опекунские, а если у кого нет опекунов, то имеется такая «палочка-выручалочка», как Ряжский технологический техникум. В ожидании собственного жилья здесь можно продлить учебу, проживая в техникумовском общежитии, что некоторые и делают – вполне по закону.


– Чтобы быстрее ликвидировать сиротскую очередь, надо использовать все возможности, например, не обязательно покупать его там, где оно дорогое, – считает Л.Н. Пахольченко.


К такому выводу привел факт, обнародованный в одной из рязанских газет. Девушке-сироте рязанские власти выделили жилье в новом доме нового микрорайона, расположенного недалеко от границ областного центра. Девушка не согласилась, подала в суд и выиграла дело, отстояв свое право иметь квартиру только в Рязани. Новоселье у нее отложилось, «свой угол» придется еще подождать. Но, наверное, у нее возможности для этого есть.


А имеются ли они у всех других сирот? Несмотря на то что эта проблема находится не в замалчивании, как было когда-то, обстоятельства могут быть разными. Не случайно, по словам опять же Л.Н. Пахольченко, бывшие питомцы одного из рязанских сиротских учреждений (а у нас их осталось всего три: Солотчинский и Шереметьево-Песочинский детские дома и Рыбновская школа-интернат) по-прежнему собираются раз в году в центре Рязани, у памятника Ленину, чтобы выяснить: не остался ли кто без крыши над головой?


Татьяна Банникова

Статья опубликована в номере 183 (4977) от 02 октября 2015