Рязанское областное отделение
общероссийского общественного
благотворительного фонда
Российский детский фонд
 
 
05.09.2017

Долги наши. Людмила Пахольченко


Двадцать пять лет назад в фонд вошла молодая девушка – бывшая воспитанница детского дома. Жизнь сложилась так, что Люба, как и еще трое сирот не только вошли в наш фонд, но и главное в мое сердце и в мою семью. Это было при Советской власти и решить квартирный вопрос Любы и некоторых ее одноклассниках было возможно с помощью руководителей области, в кабинеты которых в те времена для нас вход был свободным. Но наступили другие времена и о жилье для сирот власти забыли, ведь надо было им решать свои вопросы. Конечно, сегодня квартиры для сирот нынешних выделяются, есть другие проблемы, но об этом позже. Сейчас поговорим о тех ребятах, которые давно переступили порог 23 лет.


Наш грант, полученный в НКО «Гражданское достоинство» - « Социально-просветительский проект в области защиты прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации ( дети из малообеспеченных семей, дети беженцев и мигрантов, дети-сироты и бывшие воспитанники детских домов) " Прошу помощи!" Проект сложный, многоплановый, требующий времени и силпонятно, что по истечении двадцати или даже более лет сироты – уже не дети (хотя в определенном смысле таковыми остаются, о чем речь впереди). Но для этой категории наших граждан перспектива построить или получить свой «угол» на других основаниях – бывает несбыточной мечтой. Законность же своих претензий на льготное жилье давно ставшим взрослыми выпускникам сиротских учреждений доказать бывает очень трудно.


«Это было в 1991 году. «Демократы» воевали с коммунистами, потом путч, развал Союза… А «социальная сирота» Лариса (ее отобрали у пьяницы-матери) вышла из училища в никуда – ни жилья, ни прописки. Но в тогдашней городской администрации Рязани ее документы почему-то отвергли. В сборе и оформлении различных бумаг потом помогали сотрудники фонда, однако в жилищную очередь Ларису так и не поставили. Сначала обитала в общежитии училища, потом, заболев, попала в больницу, и место ее в «общаге» оказалось занято. На вопрос, где и как жила дальше, отмахивается: «Не хочется вспоминать». Последующие хлопоты о собственном жилье оказались безрезультатными, а со временем дело превратилось в тем более безнадежное: ведь она вышла из возраста «детей-сирот», который ограничивается 23 годами. С течением времени отказ дополнился едва ли не главным аргументом: Лариса, якобы, сама, по собственной безынициативности пропустила благодатный для своей судьбы момент.


Юридической службе Детского фонда удалось доказать на судебном разбирательстве, что это не есть правда. Во многом повлияло то, что разыскали работавшего когда-то в профтехучилище педагога, который засвидетельствовал: документы для постановки на жилищную очередь сиротой подавались. Это подтвердили и сотрудники детского фонда, председатель его Рязанского отделения Людмила Николаевна Пахольченко, которая в 90-х долго воевала за то, чтобы дали Ларисе жилье. Собранные доказательства убедили суд, и молодая женщина в прошлом году получила новую, улучшенной планировки однокомнатную квартиру. Надо ли говорить о том, сколь значительным и радостным стало для нее это событие? Беспомощность сирот, даже уже давно взрослых, в жизни общеизвестна, их, действительно, надо за руку везде водить… И она очень часто жестоко дает о себе знать.

В тот день я встретилась в Детском фонде с еще одной клиенткой его бесплатной юридической службы – Валентиной. Закончила она, сирота, профтехучилище в середине 90-х годов и как попала на «койко-место» в строительном общежитии, так и живет здесь по сей день. Рядом подрастает дочка, в этом году ей идти в первый класс… А комната в общежитии сырая, Валентина боится, что дочка заболеет.


– Так подавали вы документы на включение вас в льготную жилищную очередь? – спрашиваю я.


– Не подавала, – чуть не плача, отвечает моя собеседница. – Мы росли не в семье, откуда мне было законы знать? И в школе-интернате никто не сказал, и в профтехучилище…

И сколько раз она слышала в ответ на это безучастное: «Вот ты сама во всем и виновата!»

Но только лишь она? А государство, которое, взяв на себя ответственность за воспитание новых граждан, не позаботилось о том, чтобы дать им необходимые знания о жизни?..»


Это из статьи члена правления фонда Т. Банниковой, объехавшей со мной 7 районов области с целью посмотреть, как проживают в полученных квартирах сегодняшние сироты, и сравнить с «нашими», жилье которым мы отсудили и с помощью нашего проекта.


 В настоящее время выиграны 6 дел - 4 квартиры, 2 комнаты, в суде еще 3 дела.


Вывод – ребята, которые получили жилье по суду, лелеют и берегут его, а вот многие из тех, кто, получил по закону относятся небрежно, к счастью, продать не могут, многие и не проживают в новых шикарных квартирах – нет работы ( ведь этот районные города или поселки, деревни).


Долги наши и перед беженцами – ведь это мы, взрослые безучастно смотрели как уничтожали нашу великую страну, как разъединяли народы и вот теперь украинцы уже не родные, а кто же? Кто мой муж? Кто моя дочь? Кто мои родственники в Николаеве, Черновцах, друзья в Киеве? Помочь беженцам – наши долги.