Рязанское областное отделение
общероссийского общественного
благотворительного фонда
Российский детский фонд
 
 
05.03.2017

Опекунские заботы. Российский детский Фонд


Когда дети, которых растишь и воспитываешь, хоть и не свои, но и не чужие


Одним из главных направлений в деятельности Рязанского областного отделения Российского детского фонда в последние годы стала помощь в получении детьми-сиротами жилья. Этой теме и была, в основном, посвящена состоявшаяся недавно встреча сотрудников отделения с опекунами детей, обучающимися в Тумской средней школе №3 Клепиковского района.


На разговор собралось около полутора десятка человек, но опекунов, чьи дети учатся в этой школе, гораздо больше, и вообще, как прозвучало, количество социальных сирот, к сожалению, не убывает, а растет.


Открывая встречу, председатель правления Рязанского отделения Российского детфонда Л.Н. Пахольченко сказала прежде всего о том, что дети, находящиеся под покровительством опекунов (а это чаще всего родные, близкие им люди: тети-дяди, бабушки-дедушки), не испытывают, как правило, нужды в человеческой заботе, в необходимых повседневных вещах. Но и для них получение предусмотренного законом жилья вырастает порой в большую проблему. И очень часто потому, что опекуны, успокаивая себя тем, что «ребенок еще маленький», не удосуживаются подготовить вовремя все необходимые для постановки на жилищную очередь документы. А «сбор бумаг» в данном случае может вылиться в длительный и трудный процесс, так как связан он прежде всего с неблагополучными, «трудными» семьями. В результате в очередь приходится становиться с опозданием, и получение ребенком квартиры, соответственно, отодвигается на годы.


Тумские опекуны – люди, в основном, заботливые и предусмотрительные, но многое их ставит в тупик. Известно, что по закону жилье сироте выделяется по месту рождения – там, где его семья жила, откуда его, так сказать, изъяли, закрепив или не закрепив за ним некую жилплощадь. Если ничего за ним не было закреплено, то с 14 лет он должен быть поставлен на очередь, а в 18, по идее, уже иметь свой угол. Но в жизни не все так ясно и просто.


Одна из женщин сказала на встрече, что в свидетельстве о рождении ребенка, которого она опекает, сказано: место, где он появился на свет, – «роддом в Рязани». А потом он стал жить в Туме. Документы на получение жилья вроде все собраны, но куда их отдавать – в органы опеки Рязани или Клепиковского района? «По закону, – следует ответ, – квартиру должны давать в том месте, где ребенок родился»… Женщины в зале засмеялись: «Мы все ездим рожать в Рязань, в Туме своего роддома нет». Пришли к выводу, что в этом вопросе должны, прежде всего, разобраться между собой органы опеки.


А ситуация оказалась достаточно типичной. Несколько детей, которые находятся сейчас под опекой тумских женщин, были взяты из семей в других рязанских районах и в других российских регионах. Например, в Калмыкии. Но успели ли они пожить в этих семьях? Закрепили за ними жилье или его не было и в помине? Все это, как убеждали сотрудники детского фонда, надо выяснять, не медля.


Впрочем, данный совет можно с полным правом отнести не только к опекунам, но и к государственным органам опеки.

«Моему парню скоро будет 17 лет, – рассказывала на встрече еще одна опекунша, – он учится в техникуме, вот-вот его закончит, а ситуация с получением собственного жилья сложная. Прописан он в трехкомнатной квартире трехэтажного сельского дома в Старожиловском районе. В этой квартире живут его два взрослых брата, ведущие такой образ жизни, при котором жилье пришло в состояние крайнего запустения. Что делать?»


Было сказано также, что опекун обращалась в органы опеки Старожиловского района, но ответа никакого не получила.

Иного и не могло быть. В один из следующих после разговора в Туме дней Л.Н. Пахольченко сама звонила в Старожилово… И только после этого оттуда было отправлено письмо главе сельского поселения, на территории которого стоит трехэтажный дом, с просьбой обследовать квартиру и выяснить, можно ли там селить семнадцатилетнего юношу. Ответ вроде бы заранее известен. Однако нужен официальный документ, чтобы хотя бы с опозданием поставить социального сироту в жилищную очередь. Напрашивается вопрос: что же раньше не озадачились этим и клепиковская, и старожиловская службы опеки?


Вопросы на встрече задавали самые разные: о денежных выплатах сиротам, о льготах при поступлении в учебные заведения. Выяснилось при этом, что опекуны не так уж хорошо обо всем осведомлены. Например, очень удивились, что сироты имеют право на бесплатный отдых на море… Советовались опекуны и на тему, где лучше обучать ребят. Одной женщине очень хотелось, чтобы ее девочка поступила в… суворовское училище, которое открылось в Туле.


Очень уместно прозвучало вот такое сообщение: в поселке Тума действует клуб приемных родителей… Так пусть и опекуны в него приходят: «Можем собираться вместе, разные вопросы решать».


Но, повторяю, чаще всего поднималась на этой беседе с сотрудниками детфонда одна проблема: жилье для сирот. Да, по сравнению, например, с 90-ми годами жилищная очередь сократилась. Но и сейчас, скажем, в той же Рязани она составляет, как сказали мне, более 120 человек. В последние экономически трудные годы движение ее, соответственно, замедлилось, а тут еще детдомовцы прежних лет, которые при помощи детского фонда отстаивают свои права по суду. Как раз за эти последние годы дет­фонд помог им отсудить пять квартир!


Что делать тем молодым ребятам, которые, выпустившись из учебных заведений, остаются без крыши над головой? Опекунские дети в этом случае где жили, там и останутся жить. А другие? Как говорилось на встрече, «надо добиваться, чтобы их взяли в армию или оставили в учебном заведении – пусть живут в его общежитии и получают вторую, третью профессии. Лишь бы не оставлять детей на произвол судьбы!»


И снова вставал вопрос о необходимости иметь пусть какое-то временное, маневренное жилье для сирот, как этого давно добивается Рязанское отделение детфонда.


Но жилье для этой категории молодых людей должно быть там, где есть для них и работа. Нынешний закон, увы, этого не учитывает. Потому и пустуют подчас те хорошие, построенные в некоторых наших райцентрах для сирот, квартиры. У детского фонда имеется и на этот счет предложение: создать на той земле, которой он владеет (недалеко от Рязани), некий жилищно-рабочий комплекс для сирот. Предложение одобрено в министерстве образования области. Но чтобы строить комплекс, надо сначала «поправить» закон…


Татьяна Банникова